24.12.2019

Мясную отрасль ждут новые расходы

Новая политика государства по отношению к окружающей среде включает масштабный перевод предприятий обширного ряда отраслей на новые сберегающие природу правила. Всегда ли эти правила рациональны и обусловлены необходимостью?

Мясная отрасль – довольно молодая сфера сельского хозяйства в нашей стране, и вместе с тем, сегодня она является одной из наиболее современных и высокотехнологичных. Производство мяса (свинины, говядины, птицы) за последние два десятка лет выросло в 2,5 раза. Это тем более интересно, что с начала 2000-х гг., когда 70% производства находилось в хозяйствах населения, отрасль развивалась почти с нуля. Сегодня частные подворья аккумулируют не более 10% производства.

Мясное скотоводство развивается относительно стабильно. Необходимо особо выделить сектор производства мяса птицы – он увеличился в восемь раз. Промышленное производство свинины выросло в 8,5 раз. Сектор говядины сегодня стагнирует, но благодаря инвестициям 2010–2012 гг. доля мясного скота в поголовье КРС выросла с 2 до 20%.

Импорт мяса постепенно сокращается, но по-прежнему достигает 700 тысяч тонн в год. Дальнейшего сокращения импорта свинины и птицы не ожидается; импорт мяса КРС будет зависеть от развития внутреннего рынка. Отрадно отметить, что в последние годы достаточно динамично развивается экспорт, и в 2018 году мы отправили в разные страны около 270 тысяч тонн мяса и субпродуктов.

За последние 20 лет потребление мяса в Российской Федерации существенно выросло, сегодня оно соответствует рекомендуемым Министерством здравоохранения нормам – около 75-76 кг на душу населения в год. Дальнейшего существенного роста потребления на российском рынке не предвидится, и в связи с этим развитие мясной отрасли, включая переработку, будет зависеть от открытия экспортных рынков.

«В последние годы Национальная мясная ассоциация отмечает существенно возросшую активность министерств и ведомств, – рассказывает Максим Синельников, заместитель руководителя Национальной мясной ассоциации. – Они инициируют различного рода нормативные акты, запреты и ограничения. Вследствие этого возникают новые требования, которые зачастую напрямую сказываются на себестоимости продукции и инвестиционном климате, снижают конкурентоспособность предприятий».

По словам Синельникова, начиная с 2014 года ассоциация уделяет таким вопросам особое внимание. Например, все больше и больше на себестоимость продукта начинают воздействовать так называемые транзакционные издержки, не управляемые самим бизнесом, говорит эксперт. Вместе с этим на рынке мяса и мясопереработки быстро развивается конкуренция, которая не позволяет напрямую перекладывать возросшие траты на потребительскую цену. Таким образом, снижается маржинальность, рентабельность производств, удлиняются программы развития и выплаты банкам, что в целом влияет на развитие мясного сектора.

Инициативы Министерства природных ресурсов и экологии РФ

С 2015 года Минприроды реализует перевод отраслей на Наилучшие доступные технологии (НДТ согласно терминологии Росстандарта). Эта трансформация может принести заметную пользу: освободить бизнес от постоянных отчислений за негативное воздействие на окружающую среду. К сожалению, сегодня процесс перехода на НДТ затруднен бюрократически, и в конкретных деталях создает проблемы для отрасли.

В 2015 году появилось постановление Правительства №1029 ("Об утверждении критериев отнесения объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, к объектам I, II, III и IV категорий"), под которое подпали четыре вида деятельности мясного сектора – свиноводство, птицеводство, убой и мясопереработка. Когда готовилось это постановление, оценки, оказывают ли реальное воздействие на среду эти виды деятельности, не проводилось. На каком же основании было построено данное постановление? В правительстве было принято директивное решение применить европейский опыт, слово в слово переписав зарубежные нормы. Национальная мясная ассоциация не согласна с таким подходом, и ведет активную работу с Министерством сельского хозяйства по исправлению ситуации.

Проблемы и риски «европейского» регулирования

Согласно упомянутому постановлению, предприятия мясной отрасли автоматически оказались или в первой, или во второй, чуть менее опасной для окружающей среды категории. Удивительно, что предприятия пищевой индустрии были приравнены к химическим производствам и производствам тяжелых металлов. Для сравнения, атомная отрасль попала во вторую категорию. Есть и другие примеры нелогичности: предприятия по сбору канализационных стоков с объемами 20 тысяч кубометров в сутки попадают во вторую категорию, а свиноводческие предприятия, которые формируют 200 м3 стоков в сутки, – в первую.

С этим связан ряд проблем. Первая из них – администрирование. На каждом предприятии должен быть отдельный специалист – эколог, который станет реализовывать новые требования и организовывать экологические мероприятия, составлять планы. Крупное предприятие может себе позволить квалифицированного специалиста, но малые и средние предприятия далеко не всегда готовы содержать сотрудника, который должен вести дополнительную отчетность, и который будет создавать предприятию дополнительные трудности. Потребуется и поиск инвестиций, чтобы регулярно вкладываться в экологические мероприятия.

Следующий момент, который нужно учитывать в связи с новыми правилами, не менее сложен. Дело в том, что с 2019 года невозможно получить документы на строительство новых объектов без государственной экологической экспертизы. Это риск для тех, кто начинает строиться с текущего года, ведь проведение экспертизы означает откладывание работ на 4-6 месяцев, которые уйдут на публичные обсуждения, разработку проектов и на согласования.

Для первой категории предприятий также введено обязательное оснащение источников возможного воздействия на окружающую среду приборами автоматического учета. «Мы провели предварительную оценку стоимости всего оборудования с монтажом и обслуживанием, – говорит Максим Синельников, – и выяснили, что для одного источника загрязнения она составляет около 12-13 млн рублей». По подсчетам эксперта, из трех тысяч предприятий мясного сектора, которые входят в 1 или 2 категорию согласно Постановлению, около тысячи предприятий потребуется оснастить приборами учета, затратив в общей сложности 13 млрд рублей.

Применение Постановления к российской мясной отрасли

Национальная мясная ассоциация самостоятельно провела оценку фактического воздействия производств отрасли на окружающую среду. Эксперты выделяют три источника такого воздействия: образование животноводческих и прочих отходов, образование сточных вод, образование выбросов (газообразных отходов).

В свиноводстве и птицеводстве образование отходов сведено к минимуму, поскольку навоз и помёт на предприятиях перерабатывают в органические удобрения, не передавая их третьим лицам и не выбрасывая. Сточные воды также не образуются: вода уходит на поение животных, а остатки перерабатываются с навозом и помётом. Остаются выбросы.

В Европейском союзе в первую категорию было включено не более 15-20% предприятий всего мясного сектора. В нашей стране сегодня в первую категорию входит около 87% свиноводческих предприятий, и около 90% – птицеводческих. Это результат неверного категорирования, считают в Национальной мясной ассоциации. «Мы предложили изменить показатели для свиноводства и птицеводства, оставив для свиноводства 42 тыс. голов единовременного содержания, для птицеводства – не более 4 млн голов». К слову, сегодня общепринятая проектная мощность для свиноводческих предприятий составляет 2 тыс. голов свиней или 750 свиноматок. Стандарты для предприятий по выращиванию птицы – 40 тыс. птицемест, а для предприятий по производству мясопродуктов, убою и переработке – 50 тонн готовой продукции в сутки.

Что же касается предприятий по убою и мясной переработке, то сегодня многие перерабатывающие предприятия находятся в черте города и для удаления стоков пользуются централизованными водоканалами. Эти компании оплачивают водоканалам доочистку и дообработку стоков по договорам, и прямого влияния на среду не создают, – объясняет Синельников. – В этой связи мы предлагаем совершенно исключить из первой и второй категорий пищевые производства».

Вместе с этим, если уж мы пользуемся чужими нормативами, продолжает он, необходимо привести в соответствие с европейскими директивами установленные показатели. Так, переписывая европейские требования для убойных предприятий, потеряли показатель мощности. Поэтому предприятия любого масштаба, включая небольшие бойни в деревнях, должны соответствовать требованиям первой категории. Значит, они должны будут к 2025 году или модернизироваться, или закрыться.

«Это убивает малый бизнес, снижает конкуренцию и в целом тормозит развитие мясного бизнеса, – негодует эксперт. – Причем, такие «потери» не единичны. Поскольку в справочниках НДТ по свиноводству были допущены критические ошибки, легшие в основу приказов Минприроды, эти приказы невозможно исполнить.

Сегодня решения не приняты и не зафиксированы. Мы продолжаем давать свои предложения и надеемся, что ситуация будет исправлена. Но риски остаются, и мы рекомендуем предприятиям все же знакомиться с этим регулированием и готовиться, поскольку 1 января 2025 года, когда нормы станут обязательными, совсем близко».

Интервью взяла Людмила.Старостина,, специально для портала Агро в деталях