Опубликовано 20.05 11:01

Кооперация помогает овощеводам наладить сбыт продукции

Сельскохозяйственная кооперация никогда не считалась сильной стороной России. Когда речь заходит о кооперативах, на ум обывателям сразу приходят известные во всём мире Fonterra, Valio и Arla, которые объединяют производителей молока. А между тем примеры успешных кооперативов есть и в российском овощеводстве.

Согласно Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), в России примерно 4 тыс. реально работающих сельскохозяйственных кооперативов. Эта цифра примерная, и она почти не меняется последние несколько лет. Дело в том, что на бумаге кооперация в России процветает: по официальным данным, в стране около 400 тыс. пайщиков в почти 6 тыс. кооперативов, а их оборот превышает 20 млрд руб.

Однако данные Росстата свидетельствуют о том, что за последние 10 лет количество фермерских хозяйств в России снизилось на 40 % — их осталось чуть больше 200 тыс. Правда, выжившие фермеры серьёзно увеличили за это время свои площади — в 2,5 раза, в среднем до 269 га. 

В любом случае расхожее мнение о неудачах российской сельскохозяйственной кооперации может быть преувеличено, ведь примеры успешного сотрудничества аграриев в России всё же встречаются. 

Как продать овощи выгодно

Как правило, основой для долгосрочного и плодотворного сотрудничества овощеводов является их желание выгодно реализовать свою продукцию. Самым крупным потребителем являются торговые сети. Сетям нужны гарантированные поставки больших объёмов с предсказуемым качеством. Небольшим хозяйствам это не под силу, зато, объединившись, они вполне способны обеспечивать поставки в сети, к тому же на весьма выгодных для себя условиях.

Именно так сложилась удачное сотрудничество кооператива «АгроКострома». Этот сельскохозяйственный потребительский снабженческо-сбытовой кооператив занимается поставками овощей открытого грунта. Согласно системе проверки контрагентов «Картотека», выручка кооператива превышает 120 млн руб. Чистая прибыль для кооператива не является значимым показателем, но важно, что она положительная.

История «АгроКостромы» началась с того, что в 2007 году несколько хозяйств решили объединиться для более эффективной деятельности. «Основной задачей кооператива была реализация продукции на равных условиях для всех членов кооператива, тем самым между ними исключалась конкуренция. Объединение позволяло совместно закупать технику и оборудование при поддержке государства, а также получать средства производства на более выгодных условиях», — вспоминает председатель кооператива «АгроКострома» Валентина Конькова.

«Кооператив — это прежде всего выгодное сотрудничество для всех его участников. Поэтому, несмотря на то что наш состав постепенно менялся (кто-то выходил из состава кооператива, новые заинтересованные хозяйства присоединялись), мы всегда находили точки взаимодействия», — рассказывает Валентина Конькова.

По её словам, главная задача, которая стояла перед кооперативом — начать сотрудничество с крупными федеральными торговыми сетями. В 2017 году был заключён первый крупный контракт на поставку продукции членов кооператива. «Крупным торговым сетям удобнее работать с крупными поставщиками. Не все маленькие хозяйства имеют ресурсы для самостоятельного сотрудничества с ними. Создание единого логистического звена позволило предприятиям с разным объёмом производства стать участниками этого контракта. У нас всё получилось только благодаря слаженной совместной работе», — подчёркивает Валентина Конькова.

К слову, выгодный сбыт продукции является не единственным поводом для сотрудничества. Очень часто кооперативы могут получить кредиты и гранты, только объединившись, потому что у них вместе больше гарантий для банков, больше ресурсов для сбора документации и больше оснований для получения господдержки.

Например, овощеводческий сельскохозяйственный потребительский сбытовой кооператив «Казачий», расположенный в г. Крымске Краснодарского края, смог построить хранилища только благодаря совместной работе своих хозяйств. На их строительство в 2017 году Министерство сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края предоставило кооперативу «Казачий» грант на сумму 19,5 млн руб. Ещё 13 млн руб. собственных средств были направлены на проведение строительных работ, приобретение техники и оборудования. Порознь получить грант и собрать такие средства было бы гораздо сложнее.

Долгосрочное сотрудничество хозяйств, объединённых в кооперативы, почти всегда показывает положительный результат. Можно привести в качестве примера СПК «Вышгородский», который был основан в 2004 году в селе Вышгород Рязанской области. У него очень широкая специализация, в том числе и овощеводство.

Данный кооператив стал лидером региона в АПК именно благодаря совместной работе хозяйств, которые не могли поодиночке найти достаточно средств для закупки сельскохозяйственной техники и оборудования. В 2012–2019 годах при поддержке Министерства сельского хозяйства и продовольствия Рязанской области в рамках государственной программы Рязанской области «Развитие агропромышленного комплекса» кооперативу были предоставлены кредит и субсидии на сумму 80,9 млн руб. для закупки техники. Кроме того, кооператив инвестировал в проект около 9,9 млн руб. собственных средств.

Благодаря этим вложениям выручка кооператива выросла за эти годы на 90 %, а урожайность овощных культур — на десятки процентов.

Можно сказать, что кооперация в овощеводстве даёт возможность разрозненным небольшим хозяйствам стать такими же сильными, как агрохолдинги. При этом возможность лучше управлять небольшими производствами может делать их даже более эффективными. Тем не менее считается, что Россия — это страна крупных агрохолдингов, которые вот-вот захватят остатки земли у разорённых фермеров. Однако эта проблема несколько преувеличена.

Миф об агрохолдингах

Со стороны действительно может показаться, что весь АПК в России — это одни сплошные агрохолдинги, простирающиеся от горизонта до горизонта. На самом же деле российское сельское хозяйство, особенно в овощеводстве, представлено огромным количеством небольших компаний и фермерских хозяйств. 

К слову, в европейских странах, где крупных ферм практически нет, а есть в основном небольшие семейные фермы, кооперативы достигли больших успехов, а некоторые из них существуют десятки и сотни лет. 

Согласно Федеральной службе государственной статистики, в России доля хозяйств площадью свыше 10 тыс. га достигла в последние годы трети от всех российских хозяйств, тогда как в середине 2000-х таких было меньше 20 %. Однако выросли не только площади агрохолдингов, но и земельные наделы не очень крупных агрокомпаний, чему поспособствовало разорение многих личных подсобных хозяйств. Именно это стало причиной роста площадей «средних» агрокомпаний в России — «профессиональные» аграрии вытесняют «любителей» из ЛПХ. Например, общая площадь фермерских хозяйств за тот же период выросла в 2 раза — до почти 45 млн га. Особенно это заметно в овощеводстве, где на фоне сокращения общего числа сельскохозяйственных организаций увеличилось количество фермеров.

Сейчас в России больше 200 тыс. фермеров, и они наращивают площади, как и агрохолдинги. Однако их земельные наделы малы — средняя площадь фермерского хозяйства составляет 269 га (тогда как на каждую российскую сельскохозяйственную организацию приходится около 6 тыс. га). Поэтому в кооперации у фермеров больше шансов.

В настоящее время наблюдается рост популярности кооперации. Всего за 2018–2020 годы в России создано 1848 сельхозкооперативов, из них 1698 — потребительских, приводят данные в Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства. Это обусловлено наличием у сельхозпроизводителей объективной потребности в создании кооперативов для выполнения различных специфических операционных задач. 

Чтобы подстегнуть развитие кооперации, «Корпорацией МСП» совместно с Минсельхозом России, «МСП Банком», «Россельхозбанком», Сбербанком и «Росагролизингом» разработан Комплекс мер поддержки («коробочный» продукт) для сельхозкооперативов и фермеров-членов сельхозкооперативов. В данный Комплекс мер поддержки входят специализированные финансовые продукты для сельхозкооперативов. Это в том числе гарантии «Корпорации «МСП», кредитные продукты «МСП Банка», «Россельхозбанка», Сбербанка, синхронизированные с грантовой поддержкой и субсидиями Минсельхоза России, специализированные лизинговые продукты региональных лизинговых компаний для приобретения оборудования и лизинговые продукты «Росагролизинга». 

Кроме того, Комплекс мер поддержки включает меры поддержки Минэкономразвития России по привлечению финансирования на фондовом рынке. Также, помимо финансовых мер поддержки, он содержит сведения о нефинансовых мерах поддержки, в том числе по расширению рынков сбыта продукции: продвижению продукции в сети Интернет, закупкам крупнейших заказчиков, сотрудничеству с федеральными торговыми сетями. 

Однако все эти меры поддержки вряд ли способны решить основную проблему кооперации — отсутствие доверия между фермерами, говорит директор Центра аграрных исследований РАНХиГС при Президенте РФ Александр Никулин. Он изучает кооперативное движение в России и в рамках своей научной работы регулярно берёт интервью у фермеров. «В теории небольшие фермеры могли бы объединиться и таким образом начать конкурировать с агрохолдингами в поставках в федеральные и региональные сети, но на практике у них очень редко это получается», — констатирует Александр Никулин.

Впрочем, есть надежда, что новое поколение фермеров, у которого нет предубеждений относительно кооперации, начнёт активнее создавать кооперативы. Эксперт видит первые признаки этого движения в Московской области, где молодые фермеры уже создают альтернативную АККОР кооперативную организацию.

А что законы?

Сельскохозяйственным кооперативам очень сложно существовать без продуманной государственной политики. «Во многих странах Европы кооперация достигла успехов именно благодаря заботе о небольших фермах. Например, во Франции фермеры официально считаются частью культурного наследия, а в Швейцарии небольшим фермерам выделяют значительную финансовую поддержку (не столько прямую, а больше в виде инфраструктуры, хороших кредитных условий и тому подобного)», — утверждает директор по маркетингу юридической компании Hoban Law Group Халстон Пунчек.

Он подчёркивает, что знаменитые и сильные кооперативы — Valio, CHS, Mondragon или Arla — были созданы при безусловной государственной поддержке, сохраняющей своё действие до сих пор.  В Японии, например, в кооперативы входят более 90 % всех фермеров, их кооператив ZEN-NOH является одним из крупнейших в мире. Фермы там небольшие, но отстаивать свои права благодаря такому объединению они могут на самом высоком уровне, и поэтому доля государственных субсидий в их прибыли составляет более 50 %.

Сейчас о необходимости государственной поддержки кооперативов заговорили и в России. Из-за особенностей кооперации большое значение для её развития имеет поддержка органов государственной власти. В этой связи во всех регионах (кроме Москвы и Санкт-Петербурга) разработаны и реализуются программы развития кооперации, а организацией инфраструктурной поддержки занимаются центры компетенций в сфере сельскохозяйственной кооперации и поддержки фермеров.

Благодаря поддержке, регионами-лидерами по развитию сельскохозяйственной кооперации являются Липецкая, Тюменская, Белгородская области, Краснодарский край, Республики Саха (Якутия), Башкортостан и Татарстан. Перспективными, по словам специалистов, могут быть следующие направления: производство органической и экопродукции, продукции с высокими гастрономическими и кулинарными характеристиками, а также производство уникальных региональных продуктов питания, включая продукты с высокой экспортной составляющей.

«Если мы посмотрим на статистику, отражающую количество кооперативов в динамике за последнее время, то увидим, что лидеры там постоянно меняются, — замечает Александр Никулин. — Недавно в лидерах по числу кооперативов был Татарстан, а сейчас — Липецкая область. Это объясняется именно региональной поддержкой. То одни, то другие регионы начинают выделять финансирование и всячески поддерживать кооперацию, но со временем интерес к этому направлению спадает, а вслед за этим увядает и кооперация».

По его словам, в законе о кооперации есть противоречия, а инициатива «сверху» не всегда совпадает с желанием самих фермеров объединяться. Отсюда и проблемы, о которых часто говорят и пишут. Но молодые фермеры гораздо проще относятся к кооперации. Так что, возможно, где-то в России скоро вырастет будущий овощной кооператив, который будет сопоставим по размерам и влиянию со знаменитой молочной Fonterra.

Почему число кооперативов падает

Статистика Минсельхоза показывает устойчивое падение числа кооперативов в России. Но, как и любые цифры, без дополнительного объяснения и бэкграунда — так называемой биографии данных — они не могут быть основанием для однозначных выводов. Мы решили изучить происхождение данных в статистике Минсельхоза, чтобы понять, чем обусловлен стремительный рост числа кооперативов в середине 2000-х и стремительное падение все «нулевые» годы.

Оказалось, что многие кооперативы создавались в 2005 году под реализацию Приоритетного национального проекта «Развитие АПК» (у которого одним из ключевых показателей было развитие кооперации) и под влиянием поощрения региональных властей, которым нужна была хорошая отчётность. Как только эта искусственно созданная волна интереса к кооперации прошла, кооперативы постепенно стали ликвидироваться. Так что сегодняшние данные ближе к реальности. 

Подтверждение этого наблюдения мы нашли в исследовании ФАО по развитию сельскохозяйственной кооперации «О развитии сельскохозяйственной потребительской кооперации в России» (Р.Г. Янбых, А.В. Морозов, Г.И. Явкина). «Сельскохозяйственная кооперация [...] получила “второе рождение” с началом реализации Приоритетного национального проекта “Развитие АПК” в 2005 году. Дело в том, что одним из основных мероприятий ПНП “Развитие АПК” (2005–2007 гг.) стало как раз развитие сельскохозяйственной кооперации и малых форм хозяйствования. Можно с уверенностью сказать, что до этого официальная аграрная политика “не замечала” и в “упор не видела” проблем, стоящих перед малым сельским бизнесом. С этого момента Правительство РФ впервые заявило о поддержке кооперативного движения в сельской местности и включило сельскохозяйственные кооперативы, а также его членов — ЛПХ, КФХ и других сельских мелких предпринимателей — в число реципиентов поддержки из государственного бюджета», — пишут авторы отчёта.

Именно тогда, согласно их выводам, небольшие хозяйства получили сигнал о признании сельскохозяйственной кооперации, что способствовало желанию населения организовывать сельскохозяйственные потребительские (не кредитные) кооперативы (СПоК). «В то же время нередки были случаи, когда СПоК создавались “под проект”, в надежде получить государственные субсидии, на которые иначе не могли бы претендовать. Ещё одним стимулом для “кооперативного всплеска” было желание местных властей отчитаться перед центром своими успехами, ведь главным индикатором реализации ПНП “Развитие АПК” было, наряду с ростом продукции, произведённой малыми формами хозяйствования, “количество созданных сельскохозяйственных потребительских кооперативов, СПоК”», — считают эксперты ФАО.

«Действительно, многие регионы начинают поддерживать кооперацию и сразу выделяют бюджет на льготное кредитование и другую господдержку. Под получение этих денег и создаются кооперативы, но их члены изначально не заинтересованы в совместной работе, поэтому, как только региональные программы поддержки прекращают действие, они распадаются или просто прекращают работу», — поясняет директор Центра аграрных исследований РАНХиГС при Президенте РФ Александр Никулин.

Итак, довольно быстро стало понятно, что многие созданные кооперативы — это «пустышки», и от регионов стали требовать реальной отчётности по работающим кооперативам, показывающим хоть какой-то оборот. К тому же субсидии конкретно под кооперацию перестали быть значимыми, и проекты, созданные для их получения, перестали существовать. (Актуальную версию Комплекса мер поддержки можно скачать на информационном ресурсе AGRO-COOP.RU)

Получается, что статистика показала резкий рост популярности кооперации, но она была искусственно раздута. Таким образом, дальнейшее падение, продолжавшееся до недавнего времени, нельзя считать отражением каких-то пессимистических настроений или экономических неудач кооперативов, ведь статистика изначально была «дутой».

«Есть три вида кооперативов: производственные, потребительские и кредитные. Из них именно производственные кооперативы показывают в последнее время количественный спад», — добавляет Александр Никулин. Вероятно, именно эти производственные кооперативы сильно влияют на статистику кооперативов.

Комментарии (4)