Опубликовано 04.01 17:08

Овощеводство в России

На большей части территории России сложно получать стабильные урожаи из-за непредсказуемого климата. А спрос в нашей стране предсказать невозможно из-за падения покупательной способности населения. Мы опросили экспертов, чтобы понять, как снизить риски в овощеводстве.

Овощеводство — это огромный пласт сельского хозяйства: всего в мире возделывают около 120 овощных культур, из которых примерно полсотни можно встретить почти в любой стране. Неудивительно, что спрос на овощи в целом непредсказуем и сильно колеблется в зависимости от сезона, погоды и состояния экономики.

«Спрос на овощи за последний год в целом был неустойчивый. По данным GfK, за период с июля 2018 по июнь 2019 года по сравнению с аналогичным периодом годом ранее зафиксировано снижение потребления. Наибольший вклад в падение овощей внесли белокочанная и краснокочанная капуста. Однако положительную динамику показывает тыква и брюссельская капуста, что связано со снижением средней цены за килограмм продукции и ЗОЖ-трендами», — обобщает положение дел на этом рынке старший исследователь отдела потребительской панели GfK Rus Меланья Саакян.
Меланья Саакян

Экспорт

Россия всё больше переходит от импортозамещения к экспорту. Теперь чаще всего проблему рентабельности в АПК стараются решить при помощи вошедшего в моду экспорта — за границей и цены выше, и многие ниши могут быть свободными. Например, за последние годы российское мороженое завоевало определённую популярность в Китае, туда же устремились другие молочные продукты, хотя пока и с меньшим успехом.

С экспортом российских овощей, правда, не всё так хорошо. Практически весь объём произведённой продукции продаётся внутри страны. При этом российским товарам приходится ещё и конкурировать с импортом, в основном из Беларуси (см. текст «Популярность не вердикт»).

По данным пресс-службы Российского Экспортного Центра (РЭЦ), экспорт овощей из России относительно небольшой по сравнению с другими группами продукции АПК. Так, поставки овощей из России в 2018 году составили 1772 тыс. т или $530 млн в денежном выражении (за 7 месяцев 2019 года — 893,5 тыс. т или $315 млн). Тем не менее экспорт овощей динамично развивается: в физическом объёме среднегодовые темпы роста за последние 5 лет составили 23 %.

Пока основные экспортируемые культуры, по данным РЭЦ, — зернобобовые (горох, нут и чечевица). По этим культурам Россия занимает 3-е место в мире по экспорту (за 2018 год). Среди крупных товарных позиций в экспорте именно овощей — приготовленные овощи (главным образом овощные смеси), которые занимают около 15 % всего объёма экспорта овощей; прочие — 5–6 % (в основном грибы - лисички). Означает ли это, что овощеводам надо открывать собственную переработку?

Добавленная стоимость

Создать добавленную стоимость — один из основных приёмов в бизнесе. Именно поэтому нефтедобывающие страны стараются создать собственную переработку нефти, чтобы продавать не сырьё, а уже готовое топливо. Тот, кто продаёт готовый продукт, обычно зарабатывает больше тех, кто продает сырьё.

Исходя из этого, в овощеводстве самый очевидный путь к добавленной стоимости — это переработка. «На рынке переработки овощей сегодня довольно низкая конкуренция. Её объём незначителен по сравнению с объёмом собираемой продукции. При этом существует возможность получения дешёвого сырья в сезон», — рассказывает партнёр практики АПК компании «НЭО Центр» Инна Гольфанд. Инвестиции в переработку могут добавить диверсификацию и увеличить прибыльность как производителям овощей открытого грунта, так и компаниям, осуществляющим хранение, констатирует она.

Основная проблема в данном направлении бизнеса, как считают в «НЭО Центр», — его высокая сезонность: дешёвое сырьё доступно только во время уборки урожая. При наличии дополнительных мощностей для хранения возможна также переработка в течение 4 месяцев в году. Несмотря на это, сроки окупаемости совсем небольшие — по валовой прибыли отдельных производств по переработке они составляют от 9 месяцев до 1 года для производства овощного пюре и 1,5 года — для заморозки.

Для создания концепции переработки овощной продукции нужно понять, какой продукт производить, и кто будет конечным потребителем. Если в качестве примера взять овощное пюре, то покупателями продукции могут быть как другие производители конечной продукции — производители детского питания, овощных супов и полуфабрикатов, различных видов диетических продуктов, — так и конечные потребители: рестораны и сети быстрого питания, крупные сетевые супермаркеты, перечисляет Инна Гольфанд.

«Мы как производители хорошо понимаем, что открытие собственного цеха по переработке картофеля — это расширение продуктовой линейки и увеличение чистой прибыли продукции», — говорит директор по сбыту компании «Раздолье» Эмилия Зеер. По мнению компании, переработка картофеля — один из способов защиты от сезонного демпинга цен. Широкая продуктовая линейка и ассортимент переработанной продукции позволит охватить кроме стандартного рынка столового картофеля ещё и другие направления, например, переработку сырого или сухого картофеля, производство картофельного крахмала и хлопьев. При этом каждое из этих направлений будет развиваться по своим правилам. «Отсюда вывод — недополученная прибыль при реализации столового картофеля может быть компенсирована продажей продуктов переработки», — заключает Эмилия Зеер.
Эмилия Зеер.

По её словам, есть несложные в технологическом плане варианты переработки картофеля. Например, вложения в небольшой цех по переработке сырого картофеля (чищенный вакуумированный картофель) с производительность 300–500 кг готовой продукции в час составят примерно €150–200 тыс. При этом очищенный (очищенный пастеризованный или очищенный стерилизованный) картофель можно делать из того же сорта столового картофеля, который идёт в ритейл. «То есть при переизбытке продукции мы можем смело в низкий сезон цен пустить часть картофеля на переработку и увеличить маржу в 2–3 раза, вместо того чтобы отдавать за бесценок как дешёвое сырьё», — поясняет директор по сбыту компании «Раздолье».

А вот более сложная переработка, например, в картофель для фри, требует специальных сортов картофеля, продолжает Эмилия Зеер. То же касается и переработки картофеля в чипсы. Да и затраты на данное производство будут гораздо выше. «Здесь мы говорим уже о сотнях миллионов евро на запуск такого производства, — поясняет специалист. — Если же речь идёт о производстве картофельных хлопьев и картофельного крахмала, то вложения в данное производство, как правило, составляют от €2 млн при производительности около 500 кг готовых хлопьев в час. Кроме того, для данного производства потребуются сорта с максимальным показателем сухого вещества на выходе (не менее 23 %). Это ключевой показатель при выборе сырья на данном производстве».

А тонкостями подбора сырья для производства чипсов поделилась компания «Раздолье». Там оценку чипсовых сортов производят по следующим критериям: потемнению мякоти сырых клубней, устойчивости их к механическим повреждениям, биохимическим показателям — содержанию в клубнях сухого вещества и редуцирующих сахаров. Так, содержание сухих веществ в клубнях не должно быть ниже 20 %, редуцирующих сахаров — не более 0,3 %. При этом клубни должны быть выровнены, правильной формы и с неглубоким залеганием глазков. В компании выделяют три наиболее популярных сорта картофеля, пригодных для чипсов, — Леди Розетта, Гермес и Сатурн.

Правильные гибриды

Кроме выхода на экспорт и организации собственной переработки, есть и ещё один способ снижения рисков в овощеводстве. «К сожалению, совсем избавиться от рисков в среднеазиатских условиях нельзя — у нас зона рискованного земледелия, так что ни о каком стабильном урожае разговора быть не может, — констатирует специалист «Рийк Цваан Алматы» в Казахстане Андрей Коржиков. — Однако снизить потери помогут гибриды с такими характеристиками, как высокая потенциальная продуктивность, устойчивость к вредителям и заболеваниям, а также к неблагоприятным факторам окружающей среды (способность переносить пониженные и высокие температуры воздуха и почвы, атмосферную и почвенную засуху и избыточное увлажнение и т.п.), пластичность и высокая отзывчивость на внесение удобрений». При этом совместить все эти признаки в гибриде очень сложно, потому что наблюдаются достаточно высокие отрицательные корреляции между продуктивностью и всевозможными устойчивостями, отмечает специалист.

Так, среднеплодный огурец может относительно неплохо расти при освещённости 2500 - 3500 Дж в неделю на см2, давая при этом 1 кг плодов с квадратного метра. Однако после придания ему устойчивости к мучнистой росе для получения такой же продуктивности потребуется уже 3500-4000 Дж на см2, что в зимний период выращивания является проблематичным, приводит пример Андрей Коржиков.

Проблемы с комплексной устойчивостью к вредителям и болезням в значительной мере решаются при помощи использования гибридов первого поколения. Сами же клиенты, по опыту Андрея Коржикова, обращают внимание на продуктивность гибрида, неприхотливость, устойчивость к заболеваниям, товарные качества и транспортабельность. Иногда товарные качества играют ключевую роль согласно требованию рынка.

Подбор подходящего для конкретного хозяйства гибрида — крайне важное дело, в котором порой не обходится без ошибок. Среди основных ошибок специалист называет использование неапробированных гибридов которые в новых условиях зачастую не могут реализовать свой потенциал, а также приобретение гибридов под влиянием агрессивной рекламы. «Вот свежий пример от коллег по защищённому грунту: в Чилике в этом году под давлением одной из компаний фермеры посадили новый гибрид томата вместо привычного. В результате супермаркеты отказались принимать их томаты из-за некрупного размера плодов и плохой транспортабельности», — поделился Андрей Коржиков. В таком случае есть риск потерять всё, предупреждает специалист. Поэтому можно сказать, что основой всего овощеводства, вне зависимости от того, в какой именно нише вы работаете, являются гибриды. Ведь без хороших гибридов не будет ни успешной переработки, ни выгодных контрактов с торговыми сетями, заключает он.

Текст: Илья Рубин


Комментарии (0)