15.07.2020

Точки роста тепличного бизнеса

В последние годы в России наблюдается планомерный рост производства овощей защищённого грунта. По прогнозам Ассоциации «Теплицы России», к 2024 году объём продукции, произведённой в тепличных комплексах страны, достигнет 1,5 млн тонн. Вместе с тем сегодня уровень обеспеченности населения овощами во внесезонный период составляет всего 59,4 % от медицинской нормы потребления свежих овощей. Получается, место для роста у компаний есть. Однако при столь благодатных условиях для развития отрасль столкнулась с рядом серьёзных проблем.

Главная тенденция российского рынка тепличного овощеводства — рост внутреннего производства и усиление конкуренции. Так, по данным Национального союза производителей плодов и овощей (Плодоовощной союз), с 2017 года площадь тепличных комплексов выросла с 2270 до 2655 га или на 17 %. При этом объём производства овощей защищённого грунта за 2017–2019 годы увеличился с 975 до 1266 тыс. т.

Между тем, согласно предварительным подсчётам Ассоциации «Теплицы России», общая площадь зимних теплиц сегодня насчитывает 2,8 тыс. га. Теплицы со светокультурой занимают чуть больше 1 тыс. га, в том числе 522 га отведено под томаты, 460 га — под огурцы и 68 га — под зеленные культуры и салаты.

«За последние годы производство овощей в защищённом грунте в России заметно выросло в связи с вводом в эксплуатацию большого количества современных высокотехнологичных теплиц», — констатирует Янис Галаниди, директор тепличного комплекса «Долина Солнца» (Ставропольский край; входит в ГК «Белая дача»).

По словам директора Плодоовощного союза Михаила Глушкова, основной причиной позитивной динамики стали созданные государством условия для привлечения инвестиций в отрасль, а именно льготные или субсидируемые кредиты и возмещение капитальных затрат на строительство теплиц. Поэтому если 3–5 лет назад основная борьба разворачивалась между отечественной и импортной продукцией, то сейчас решающую роль на рынке тепличных овощей играет внутренняя конкуренция.

Генеральный директор Группы компаний «Агриконсалт» Андрей Голохвастов подтверждает: одной из главных тенденций развития тепличного овощеводства России является усиление конкуренции между современными комбинатами и постепенное насыщение рынка местной продукцией. «Продолжающееся снижение уровня доходов населения послужило причиной формирования на рынке более низких цен, чем были заложены инвесторами в бизнес-планах», — отмечает он, добавляя, что идёт дальнейший процесс консолидации и рост доли крупных игроков.

Ещё одна значимая тенденция овощеводства защищённого грунта — ввод новых площадей современных теплиц, оборудованных системой искусственного досвечивания, обращает внимание региональный представитель компании

«Райк Цваан Русь» по защищённому грунту Сергей Нестеров. Он сообщил, что, по предварительной оценке, в прошлом году было введено в эксплуатацию около 400 га теплиц, что является рекордным для России показателем.

При этом, по словам специалиста, вводятся площади не только под огурец, по которому российские производители практически полностью обеспечивают потребности внутреннего рынка, но и под томат, имеющий потенциал роста.

«Несмотря на интенсивный рост площадей, мы видели, особенно в октябре и ноябре 2019 года, что цены на огурец резко начали падать в связи с массовым выходом продукции на рынок, — продолжает Сергей Нестеров. — В итоге оптовая цена реализации в октябре и даже в ноябре в некоторых регионах составила 25–30 руб., что стало шоком для производителей». Он также отмечает, что предприятия оказались к этому не готовы — расходы на отопление и электроэнергию в холодные осенние месяцы крайне высоки, такая цена не способна их покрыть. Но, к счастью, в декабре-январе уровень цен восстановился.

По мнению Андрея Голохвастова, в целом развитие отрасли происходило в значительной степени по инерции. «В основном инвестиционные проекты осуществляют компании, уже работающие на этом рынке: они строят или новые очереди, или комплексы в новых регионах, или модернизируют производство, — сообщил он. — Особенно бизнес привлекает реализация проектов в ЦФО и ЮФО». Среди крупнейших инвесторов специалист назвал холдинги «ЭКО-культура», ГК «Рост» («Технологии тепличного роста»), «Гринхаус», «Агро-Инвест», «Агрокультура Групп» и др.

Вместе с тем, по его словам, программа поддержки формировалась правительством прежде всего исходя из потребностей ДФО и СФО, где самые низкие показатели обеспеченности населения овощами во внесезонный период.

Рынок в цифрах

Предварительные объёмы производства овощей защищённого грунта в 2019 году оцениваются Плодоовощным союзом в 1266 тыс. т, что на 11,5 % выше, чем в 2018-м. При этом сообщается, что объёмы производства огурца достигли 734 тыс. т, что на 9,9 % больше, чем в предыдущем году. По томату же данные показатели составляют 502 тыс. т, что больше на 15,7 %. «Соотношение томата и огурца в общем объёме продукции защищённого грунта — 41 % к 59 %», — уточняет Михаил Глушков.

К слову, данные Ассоциации «Теплицы России» несколько расходятся с теми, что приводит Плодоовощной союз. В частности, производство овощей защищённого грунта по итогам прошлого года, как ожидает президент «Теплиц России» Алексей Ситников, достигнет 1180 тыс. т, из которых 627,5 тыс. т приходится на огурец и 519,4 тыс. т — на томаты.

Существенный рост производства огурца в 2019 году Михаил Глушков связывает с вводом новых мощностей, а также выходом на проектную мощность тех теплиц, которые были построены в 2018 году (182 га). «Кроме того, на рынок огурца повлияла тёплая осень 2019 года, которая позволила продлить производство в сезонных тепличных комплексах (парниках), что также дало дополнительные объёмы продукции, поступившие на оптовый рынок защищённого грунта», — объясняет директор Плодоовощного союза.

Он подчёркивает, что мы, по сути, добились полного импортозамещения по огурцам. По оценке Плодоовощного союза, в 2019 году импорт этого овоща сократился на 30 % — с 123 до 86,1 тыс. т, что является абсолютным минимумом за последние 5 лет. В то же время, как отмечает Михаил Глушков, достаточно высокая доля импорта сохраняется по томатам. Так, в 2019 году в страну завезли 552,7 тыс. т, что всего на 4,4 % ниже, чем годом ранее. По прогнозам Плодоовощного союза, тенденция будет продолжаться, но её темпы окажутся не столь значительными, как по огурцу.

Предварительные данные по итогам года, которые приводит Алексей Ситников, несколько отличаются: согласно подсчётам Ассоциации «Теплицы России», в Россию было импортировано 580 тыс. т овощных культур защищённого грунта, в том числе 510 тыс. т томатов и 70 тыс. т огурцов.

Изменчивые цены

О динамике оптовых и потребительских цен стоит поговорить отдельно. Как рассказал Михаил Глушков, из-за наличия большого количества факторов, влияющих на цены, ситуация на рынке имеет разнонаправленный характер в течение всего года. Так, согласно данным Плодоовощного союза, по огурцу в целом за 2019 год средняя оптовая цена составила 80,12 руб./кг, что на 7,8 % больше, чем в 2018-м. Однако в основном рост оптовых цен на огурец наблюдался в первом полугодии. Осенью стоимость продукции была значительно ниже среднегодовых значений. Особенно, по словам Глушкова, запомнился ноябрь 2019 года, когда средняя оптовая цена составила 49,57 руб./кг, в то время как аналогичный показатель годом ранее находился на уровне 70,8 руб./кг, а в 2017-м и вовсе достигал 81,82 руб./кг.

Как сообщили в Плодоовощном союзе, среднегодовая оптовая цена на томат в 2019 году составила 97,1 руб./кг, что на 10,5 % выше, чем в 2018-м. Здесь наблюдался плавный рост оптовых цен в течение всего года, за исключением летнего периода, когда на их формирование оказывало влияние наличие на полках овощей открытого грунта.

Что касается потребительских цен, то, по данным Плодоовощного союза, в 2019 году они также выросли и в среднем составили по огурцам 112,26 руб./кг, по томатам — 128,11 руб./кг, что на 5,9 % и 9,6 % соответственно выше, чем в 2018-м.

«На динамику цен в каждый момент времени влияет главным образом предложение, а именно: соотношение производства в открытом, защищённом грунте (круглогодичное производство) и сезонных парниках; наличие и темпы импортных поставок, а также запасы продукции в распределительных центрах сетей», — перечисляет Михаил Глушков. При этом спрос, по его словам, определяется прежде всего покупательной способностью населения и объёмами потребления овощей защищённого грунта, которые в 2019 году оцениваются в 1,87 млн т.

Согласно подсчётам Плодоовощного союза, потребление огурцов в прошлом году составило 820 тыс. т против 791 тыс. т в 2018-м. Потребление томатов выросло незначительно: с 1 до 1,05 млн т. «Но мы всё равно видим, что поступательный рост потребления овощей защищённого грунта продолжается», — замечает Михаил Глушков.

Крайне важно, по его мнению, отметить увеличение производства и потребления премиальной продукции, особенно это касается крупных городов. Как признаёт специалист, доля такой продукции в общем объёме продаж пока незначительна, но она также ежегодно растёт.

«Что касается предпочтений, то можно однозначно сказать, что сегодня потребители выбирают отечественную продукцию, так как она более вкусная и безопасная», — утверждает директор Плодоовощного союза.

С ним не вполне согласен Янис Галаниди. Он считает, что даже при сокращении объёмов, импорт оказывает заметное влияние на рынок овощей. «Импортная продукция дешевле отечественной, поэтому покупатели зачастую отдают ей предпочтение, несмотря на низкое качество», — говорит директор «Долины Солнца». Тем не менее он добавляет, что высокая конкуренция на рынке тепличных овощей приводит к стабилизации цен, а в некоторых случаях к их падению. Поэтому следует ожидать снижения среднегодовых цен на овощи защищённого грунта.

Проблемы рынка

Участники рынка единогласно назвали основным сдерживающим рост отрасли фактором отмену в 2019 году возмещения капитальных затрат при строительстве тепличных комплексов.

Михаил Глушков напоминает, что программа господдержки действовала с 2015 года и предусматривала субсидирование 20 % затрат после ввода объекта в эксплуатацию. В 2018 году неожиданно для инвесторов, которые находились в процессе реализации проектов, объём поддержки был сначала сокращён в два раза (с 20 до 10 %), а затем в 2019 году программа была полностью отменена. «Получить субсидию смогли лишь те, кто ввёл объект в эксплуатацию до 2019 года, — уточняет директор Плодоовощного

союза. — Процесс строительства теплицы занимает длительное время — в среднем два года — и таким образом инвесторы, начавшие строительство в 2017–2018 годах оказались лишёнными права на получение данной субсидии, хотя рассчитывали на неё в своих финансовых и экономических моделях». Столь резкие изменения в законодательстве, по его словам, сыграли крайне негативную роль в развитии отрасли и росте отечественного производства овощей защищённого грунта.

«Основная задача для большинства тепличных предприятий — это выход на стабильную прибыльность. Многие уже столкнулись с проблемами по возвращению кредитов, — констатирует Янис Галаниди. — К сожалению, уровень государственной поддержки в России ниже той, что получают наши иностранные коллеги».

Как объясняет специалист, существуют различные виды и механизмы господдержки. В одних странах это страхование от падения цен, в других — компенсация затрат на энергоносители или поддержка молодых фермеров. В качестве примера Янис Галаниди приводит Турцию, которая активно поддерживает производителей, экспортирующих овощи, субсидируя производственные расходы и затраты на уплату налогов. «В большинстве европейских стран господдержка сельского хозяйства составляет около 20 % от прибыли предприятий этой отрасли», — подчеркивает Галаниди.

При этом, продолжает он, себестоимость у нас намного выше, чем в странах, поставляющих в Россию свою овощную продукцию, что обусловлено и климатическими отличиями, и более жёсткими требованиями надзорных органов к российским предприятиям.

Как рассказал президент Ассоциации «Теплицы России» Алексей Ситников, поставляемые в Россию овощи проходят единственную процедуру проверки — фитосанитарный контроль. При этом содержание различных опасных химических компонентов в овощах никак не контролируется, поскольку фитосанитарный контроль направлен на борьбу исключительно с вредителями и болезнями сельскохозяйственной продукции. В свою очередь, отечественные тепличные овощи являются экологически безопасными, поскольку условия их выращивания позволяют обходиться без использования пестицидов и стимуляторов для достижения высокой урожайности, подчёркивает Алексей Ситников. В связи с этим он считает необходимым ввести обязательную аккредитацию предприятий-импортёров, в том числе работающих на территории Таможенного союза, чтобы обеспечить качество и безопасность овощной продукции, поставляемой на отечественный рынок.

Среди проблем, с которыми приходится сталкиваться участникам отрасли, Андрей Голохвастов также называет снижение цен на готовую продукцию, низкие реальные доходы населения, сравнительно низкую долю фасованной и брендированной продукции.

Одновременно с этим затраты тепличных комплексов в последние годы существенно возросли. «Из операционных затрат можно отметить увеличение размера оплаты труда сотрудников. А из переменных затрат крупнейшей статьёй остаются электроэнергия (не менее 40 %) и газ. Также растут расходы на предпродажную обработку и упаковку», — делится наблюдениями специалист.

Михаил Глушков убеждён, что высокая доля энергозатрат в себестоимости является первостепенной проблемой тепличных комплексов. По его данным, в ряде случаев (например, при круглогодичном производстве овощей на светокультуре) она достигает 50 %, и это на современных предприятиях, работающих с использованием инновационных технологий.

При этом значительное влияние на данный показатель оказывает рост тарифов на газ и электроэнергию, отмечает директор Плодоовощного союза. Так, доля энергозатрат в себестоимости в 2017 году составляла 41 %, в 2018-м — 44 % (+3 %), а в 2019-м, как уже говорилось, оценивается в 50 % (+6 %). «Таким образом, темпы роста доли энергозатрат в себестоимости по итогам прошлого года удвоились. Это крайне негативный сигнал для отрасли и для инвесторов, которые не учитывали столь значительные изменения при составлении финансовых моделей и получении кредитных средств в банках», — уверен Михаил Глушков.

В связи с этим, по мнению Яниса Галаниди, отрасли требуются новые виды поддержки, направленные на компенсацию части операционных расходов. Например, затрат на электроэнергию и газ как ключевых статей в себестоимости продукции.

«Тепличные предприятия являются одними из крупнейших потребителей газа, особенно если занимаются самостоятельной генерацией электроэнергии. Многие комбинаты потребляют объёмы, сопоставимые с потреблением некоторых посёлков. При этом для компаний–поставщиков газа дешевле обходится обслуживание и контроль одного потребителя, чем если этот же объём газа у них купят сотни домохозяйств или малых предприятий. На это влияет протяженность трубопроводов (газовых сетей), количество счетчиков и т.д.», — объясняет Янис Галаниди.

И, главное, как отмечает директор «Долины Солнца», прозрачность для газовых компаний у нас на порядок выше. Тем не менее условия и цены для тепличных комбинатов такие же, как и для всех остальных покупателей.

Другим решением, по его мнению, может быть разрешение на реализацию излишков электроэнергии, которую многие теплицы производят сами с помощью газопоршневых генераторов. «В вечернее и ночное время электроэнергию можно использовать для досвечивания растений, а в дневное — продавать в сети для потребителей», — предлагает Янис Галаниди, ссылаясь на опыт Европы, где такая практика позволяет овощеводам значительно снижать себестоимость выращивания.

В свою очередь, Плодоовощной союз также выступает с предложением ввести субсидирование операционных затрат на производство овощей защищённого грунта в рамках действующих механизмов госпрограммы. Также в организации предлагают вернуть возмещение капитальных затрат на строительство тепличных комплексов в тех регионах, где наблюдается дефицит по томату и огурцу и необходимо создавать привлекательные для инвесторов условия с целью реализации соответствующих проектов.

В этом вопросе Плодоовощной союз полностью поддерживает Ассоциация «Теплицы России».

«Правительство должно рассмотреть возможность выделения дополнительных ассигнований для увеличения объёмов производства овощей защищённого грунта, — убеждён Алексей Ситников. — Также требуется возобновление возмещения части прямых затрат на создание тепличных комплексов в регионах с низкой обеспеченностью населения овощами и экономически депрессивных регионах».

Подчеркнём, что в 2019 году отраслевые союзы и ассоциации, а также участники рынка с нетерпением ждали постановления правительства о пролонгации льготных кредитов для тепличных хозяйств, реализующих инвестиционные проекты. В итоге их надежды оправдались. Правительство России одобрило инициативу Министерства сельского хозяйства, в соответствии с которой аграрии, производящие овощи защищённого грунта, могут рассчитывать на 12-летний льготный период, тогда как ранее было принято решение давать «лёгкие» кредиты тепличным хозяйствам на 8 лет. По словам представителей Минсельхоза, это позволит снизить финансовую нагрузку на предприятия, которая выросла в связи с увеличением сроков окупаемости инвестпроектов на фоне роста тарифов на электроэнергию.

Переходя от вопросов господдержки развития отрасли к другим проблемам овощеводства защищённого грунта, Сергей Нестеров обращает внимание, что с ростом предложения на рынке происходит ужесточение требований ритейла. «В высокий сезон поставщики сталкиваются с новыми необоснованными требованиями торговых сетей по приёмке продукции, — поясняет он. — Сети находят причины для возврата нереализованных овощей поставщику».

Специалист компании «Райк Цваан» считает, что отсутствие единых общепринятых критериев качества продукции при приёмке торговыми сетями осложняет ведение бизнеса. «Например, наличие некоторых потёртостей и царапин на кожице плодов огурца совершенно естественно и не влияет на потребительские качества. Однако в прошлом году в период высокого предложения сети возвращали такую продукцию производителю», — поделился Сергей Нестеров, подчёркивая, что в Европе подобная практика исключена. Он добавляет, что плотность огурца на сегодняшний день также является субъективным показателем, и каждая сеть вправе выдвигать свои требования.

Кроме того, по его словам, трудности на интенсивно развивающемся, но нестабильном рынке вызывает отсутствие общедоступной централизованной статистики, показывающей, сколько площадей занято под той или иной культурой, видом и сортом овощей.

«Сейчас каждое предприятие вынуждено производить собственные наблюдения и выбирать типы гибридов для выращивания на свой страх и риск, опасаясь перепроизводства. Между тем, ситуация зачастую непредсказуема как в отношении цены реализации, так и в отношении потребности в разных овощах», — замечает Сергей Нестеров. Специалист уверен, что сбор данных относительно планов производства овощей и размещение информации в свободном доступе поможет повысить эффективность планирования предприятиями, исключит риск перепроизводства, а значит, и резкое колебание цен на рынке, что в конечном счёте приведёт к его стабилизации.

Взгляд в будущее

Учитывая сложившуюся ситуацию, Янис Галаниди ожидает, что темпы строительства новых комбинатов замедлятся, но модернизация действующих предприятий продолжится. Это, по его словам, коснётся не только замены старых комплексов на новые, но и установки в действующие теплицы ламп досвечивания, благодаря которым появляется возможность непрерывно получать продукцию в течение года. К слову, согласно статистике, обеспеченность отечественными овощами снижается в период с ноября по март до 65 %, тогда как в остальное время этот показатель достигает 95 %, замечает директор «Долины Солнца».

По прогнозам Михаила Глушкова, в 2020 году продолжится увеличение площадей тепличных комплексов. Предположительно будут введены в эксплуатацию около 200 га — это те площади, которые вводятся инвесторами в качестве вторых и третьих очередей, либо небольшие предприятия. В то же время, по его словам, сохранится тенденция на выбытие старых теплиц, площади которых сегодня оцениваются примерно в 1,3 тыс. га, а темпы выбытия в среднем составляют 50 га в год.

В течение года, как полагает Сергей Нестеров, можно ожидать заключения сделок слияния и поглощения и образования более крупных холдингов, которым легче соответствовать требованиям торговых сетей, с одной стороны, и которые способны выдвигать собственные условия при совместной работе — с другой. «В 2020 году ситуация в целом повторит 2019-й, но развитие будет происходить ещё более инерционно», — считает Андрей Голохвастов, добавляя, что стоит готовиться к снижению темпов реализации продукции и, теоретически, конкуренции с инвестиционными проектами в Казахстане и Узбекистане. Специалист подчёркивает, что в этой ситуации точками роста тепличного овощеводства могли бы стать переход от экстенсивного роста и борьбы за долю рынка к модели снижения себестоимости и роста эффективности бизнеса.

Михаил Глушков видит точки роста тепличного производства, особенно небольших региональных игроков, в повышении уровня кооперации, когда крупные участники рынка, имеющие прямые выходы на торговые сети, кооперируются с небольшими предприятиями и вместе начинают обеспечивать потребителей продукцией. В качестве примера такого сотрудничества он приводит компанию «РОСТ», которая в 2019 году предложила всем участникам тепличного рынка работать в кооперации путём размещения заказов на производство той или иной продукции на небольших тепличных комплексах с фиксированием цены её закупки.

«Таким образом мелкие производители могли бы сосредоточиться исключительно на получении качественных овощей, которые они гарантированно реализуют, и не заниматься маркетингом, продвижением и реализацией», — заключает директор Плодоовощного союза.

Текст: Вероника Перова