20.07.2020

Тепличные тенденции в России

Трудности, с которыми сталкиваются российские тепличные хозяйства, побуждают их к поискам путей повышения эффективности производства. Одни овощеводы смотрят в сторону экспорта, другие задумываются об органике, третьи пытаются найти выгодный баланс между культурами. Какой путь наиболее продуктивен, рассуждают участники рынка.

Каждый овощевод регулярно задаётся вопросом: какая культура окажется наиболее подходящей и выгодной в условиях конкретного хозяйства. Кто-то отдаёт предпочтение огурцам, кто-то специализируется на выращивании томатов, кто-то экспериментирует с различными салатами, перцем и баклажанами. В любом случае наиболее популярными культурами традиционно остаются огурец и томат. По данным Плодоовощного союза, процентное соотношение томата и огурца в общем объёме продукции защищённого грунта составляет 41 к 59.

Огурец vs томат

«Если среднегодовой уровень цен на огурцы из года в год относительно стабилен, за редким исключением, то уровень цен на томат постепенно снижается, при этом затраты на выращивание только растут. Для производителей, выращивающих томат в осенне-зимний период на досветке и с отоплением, это становится всё менее выгодным», — ​поделилась наблюдениями специалист отдела рыночной информации Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Варвара Сердюкова. С другой стороны, насколько выгоднее переориентироваться на огурец, она затрудняется сказать.

«В этом осенне-зимнем периоде отпускные цены на томат растут очень медленно, до таких максимальных уровней, как в прошлые года, они вряд ли поднимутся», — ​замечает эксперт.

Вместе с тем директор тепличного комплекса «Долина Солнца» (Ставропольский край; входит в ГК «Белая Дача») Янис Галаниди напоминает, что, поскольку отечественные производители практически на 90 % закрывают потребность в огурцах защищённого грунта, в отдельные месяцы наблюдается превышение предложения над спросом. Об этом, по его словам, свидетельствует заметное падение цен на огурцы осенью прошлого года. При этом средняя цена за год не сильно отличалась от значений 2017–2018 года.

«Огурец — ​культура более оборачиваемая, — ​отмечает Янис Галаниди. — ​Кроме того, многие комбинаты предпочитают выращивать огурцы из-за более короткого срока вегетации, то есть возможности раньше получить первую продукцию».

Как рассказал региональный представитель компании «Райк Цваан Русь» по защищённому грунту Сергей Нестеров, при реализации новых проектов огурец, несмотря на насыщенность рынка, остаётся наиболее доходной культурой в первую очередь потому, что от посева до начала сбора урожая проходит всего около 45 дней. «Учитывая, что это так называемые быстрые деньги, при введении в строй новых теплиц предприятиям интереснее заниматься выращиванием огурца, чтобы в кратчайшие сроки погасить кредит», — ​поясняет специалист.

Зачастую фактический ввод площадей в эксплуатацию происходит чуть позже запланированного. А, к примеру, запуск теплиц в сентябре-октябре, по словам Сергея Нестерова, уже не позволяет выращивать томаты (согласно производственной программе) на светокультуре: поскольку культура томата получается довольно короткой, выгоднее «прогнать» один оборот огурца, который составляет 3–4 месяца. «Вот почему многие начинают с огурца, а потом расширяют производство за счёт томата», — ​объясняет он.

Региональный представитель компании «Райк Цваан» по защищённому грунту уверяет, что огурец остаётся достаточно доходной культурой, поскольку количество урожая, собранного с кв. метра, выше, чем у томата, — ​в среднем 130–140 кг огурца против 80 кг крупноплодного томата в год. «А среднегодовая цена на томат всё же не в два раза выше, чем на огурец», — ​замечает он. При этом, конечно, многое зависит от региона выращивания и уровня искусственного досвечивания в теплицах.

Между тем, по словам директора Плодоовощного союза Михаила Глушкова, часть тепличных комплексов, напротив, переориентируется на производство томата. «Это связано с тем, что объём импорта томатов всё ещё достаточно высок — ​в 2019 году он составил 552,7 тыс. тонн», — ​объясняет Глушков. «Сегодня в связи с насыщением рынка в зимнее время традиционным огурцом (типа Мева F1 и другими), в основном среднеплодным и отчасти длинноплодным, инвесторы уходят в сегмент томатов, а позже перца и баклажанов», — ​подтверждает глава компании «Агриконсалт» Андрей Голохвастов. По его мнению, уход в специфические короткоплодные сорта огурцов ограничивается сезонностью и меньшей урожайностью, которая не полностью компенсируется ценой, особенно летом. «Однако некоторые хозяйства активно включают в ассортимент корнишоны», — ​добавляет специалист. В сегменте томатов самым массовым на российском рынке, по его словам, является обычный красный томат среднего размера. Его популярность обусловлена прежде всего приемлемой ценой. Однако, согласно статистике, которую приводит Андрей Голохвастов, эта цена растёт. Так, средняя цена на тепличный томат с НДС в 2018 году составила 78 руб./кг, в январе 2019-го — ​137 руб./кг, в феврале — ​154 руб./кг.

Ещё одним преимуществом данного томата, на которое обращает внимание глава «Агриконсалта», является более высокая урожайность (70 кг/м2), чем у черри (30 кг/м2) и сливовидного (перцевидного) томата. Кроме того, лёжкость и транспортабельность обычного красного томата выше, чем розового (жёлтого), из-за более толстой кожицы, утверждает Андрей Голохвастов. «Правда, в результате обострения конкуренции на рынке в новых проектах доля прочих типов томатов (на ветке, черри, сливовидных) растёт», — ​отмечает специалист.

«Хотя доля импорта в «экзотических» для российского покупателя категориях, таких как ягоды, мини-салаты, томаты нестандартной окраски и размеров, по-прежнему высока, отечественные предприятия активно развивают эти направления», — ​соглашается Янис Галаниди. Одновременно с этим, вследствие конкуренции по огурцам, салатам и томатам, Андрей Голохвастов наблюдает частичный переход тепличных хозяйств на новые культуры (баклажан, перец) с большим сроком окупаемости (более 8 лет).

В Ассоциации «Теплицы России» подтверждают эту тенденцию: к концу 2019 года в стране построено около 300 га современных зимних теплиц, из которых до 40 га выделяется под баклажаны и перец, хотя их выращивание менее доходно для инвесторов.

«Сегодня 90 % баклажанов и перца, представленных на российском рынке, являются импортными», — ​объясняет интерес к новым культурам глава Ассоциации «Теплицы России» Алексей Ситников. По его словам, впервые производить баклажаны и перцы в промышленных теплицах начали в Нижегородской, Калужской, Ленинградской областях. «Например, Агрокомбинат «Горьковский», компания «Агро-Инвест», Агрофирма «Выборжец» в новых современных теплицах увеличивают долю площадей под эти культуры», — ​отмечает эксперт.

Кроме того, значительно вырос объём производства овощей в тепличном комбинате «Высоковский» в Костроме, добавляет Алексей Ситников. По его словам, в 2018 году хозяйство было оснащено современным энергоцентром; в результате в течение года с каждого квадратного метра удалось получить 24 кг перца. «В 2019 году была расширена площадь посадки, и теперь ожидается значительное увеличение урожая перца и баклажанов», — ​поделился эксперт.

Сергей Нестеров также отмечает появление проектов, ориентированных на выращивание баклажана на светокультуре. «На сегодняшний день Россия имеет больше площадей под выращивание баклажана на светокультуре, чем, например, Голландия, — ​говорит он. — ​Это связано в первую очередь с тем, что затруднён ввоз в страну этой овощной культуры из Испании».

Проектов, ориентированных на выращивание сладкого перца, по словам Сергея Нестерова, в России пока немного, так как большое количество продукции с низкой себестоимостью и ценой реализации поступает к нам из Израиля. Российский перец оказывается неконкурентоспособным по стоимости производства. «Использование системы искусственного досвечивания в случае с баклажаном и перцем не даёт увеличения урожайности, а приводит лишь к смещению сроков получения продукции на зимние месяцы. При этом себестоимость продукции остаётся достаточно высокой», — ​объясняет он.

По мнению специалиста компании «Райк Цваан», имеет смысл заниматься эксклюзивными, необычными типами перца. Например, предлагать не блочный перец, который в больших объёмах завозится в Россию из Израиля, а сорта, обладающие высокими вкусовыми качествами и конической формой (тип Дольче Итальяно, гибриды перца из линейки Свит Палермо и другие).

«В таком случае можно иметь конкурентоспособную цену реализации, поскольку подобная импортная продукция на российском рынке практически отсутствует», — ​заключает представитель компании «Райк Цваан».

С прицелом на экспорт

Поставленная Президентом России задача по увеличению объёма экспорта сельскохозяйственной продукции до $45 млрд к 2024 году заставила многие компании задуматься о выходе на внешние рынки. И тепличные комплексы не стали исключением. С точки зрения директора Плодоовощного союза Михаила Глушкова, наибольшим экспортным потенциалом обладает томат, и этому есть несколько причин. «Первая — ​он более транспортабельный и лёжкий, что позволяет отправлять томаты на длительные расстояния автомобильным и водным транспортом, — ​объясняет эксперт. — ​Вторая — ​благодаря использованию современных технологий производства, а также лучших мировых разработок в области селекции, выращенные в России томаты являются высококонкурентоспособными на внешних рынках». Единственным пока сдерживающим фактором для развития экспорта Михаил Глушков называет высокую долю импорта томата на внутреннем рынке, которая позволяет держать приемлемую для производителей оптовую цену. По его мнению, когда в России внутреннее производство будет близко к самообеспечению по данному виду продукции, наш томат с большой долей вероятности начнёт поставляться и на экспорт. Варвара Сердюкова, напротив, уверена, что хорошие экспортные возможности сегодня открываются для производителей огурцов. «Мы практически полностью обеспечиваем себя этим видом продукции, — ​напоминает она. — ​Кроме того, он более удобен для длительных перевозок ввиду относительно высокой лёжкости».

Как сообщает Сердюкова, ряд производителей экспортирует небольшие объёмы огурца в страны Европы и Монголию. По её словам, у предприятий есть желание выходить на внешние рынки, к тому же там есть ниши для российской продукции. Однако, насколько известно ИКАР, многое упирается в получение сертификатов на экспорт, а это на данный момент занимает достаточно длительный период времени. «Мы экспортируем и томаты, — ​признаёт Сердюкова, — ​но пока тоже в небольших объёмах, основным потребителем которых является Украина».

В этой связи Янис Галаниди полагает, что об экспорте говорить ещё рано, во всяком случае в значимых для отрасли объёмах.

С ним соглашается Сергей Нестеров, добавляя, что сегодня крупные российские холдинги занимаются сертификацией своей продукции по европейским стандартам (например, Global GAP), чтобы в перспективе иметь возможность экспортировать её в другие страны. «Правда, пока не совсем понятно, в какие именно», — ​скептически замечает он.

При этом Сергей Нестеров считает, что себестоимость отечественной продукции, уровень технологий, стоимость энергоносителей и природного газа позволяют нам быть конкурентоспособными на мировом рынке. «Если сравнивать с продукцией высокотехнологичных стран, например Нидерландов, Германии, Бельгии, Польши, то, учитывая стоимость энергоносителей и природного газа, мы способны составить ей достойную конкуренцию на мировом рынке, — ​объясняет специалист компании «Райк Цваан». — ​А вот овощам из южных стран — ​Израиля, Испании, где нет необходимости применять искусственное досвечивание, а также обогрев теплиц, — ​российская продукция проигрывает по себестоимости, но всё равно превосходит импортную по качеству».

В свете закона об органике

С 1 января 2020 года в России вступил в силу закон об органике, который определил понятие «органическая продукция» и закрепил требования к её производству. Также введена система контроля — ​сертификаты и государственная система проверки. Утверждён официальный знак российской органической продукции, предусмотрено нанесение QR‑кода, а на сайте Минсельхоза РФ появится реестр производителей органики.

Как отразится принятие закона на тепличном овощеводстве, позитивные или негативные изменения он за собой повлечёт? Мнения аналитиков и участников рынка разошлись.

Так, Варвара Сердюкова полагает, что влияние закона на рынок тепличной продукции нельзя оценить однозначно. С одной стороны, как отмечает специалист ИКАР, некоторые производители сами выступают за то, чтобы внесение различных химических веществ регулировалось, существовала отчётность. «Эта позиция основывается в первую очередь на стремлении к честной конкуренции, так как внесение удобрений ускоряет период созревания плодов растений, помогает растениям бороться с возможными паразитами и болезнями. Кто-то, допустим, вносит по нормативу, а кто-то сверх него, чтобы быстрее выйти в новый оборот или повысить урожайность в период роста цен», — ​объясняет она.

При этом, добавляет Варвара Сердюкова, такая позиция также продиктована ориентацией на конечного потребителя. «Сейчас всё чаще в новостях появляются сообщения о том, что люди травятся овощами, фруктами, ягодами и т. д. Конечно, такие события крайне негативно сказываются на имидже, в том числе производителей тепличных овощей, — ​отмечает она. — ​Кроме того, каждый летний сезон мы видим новости о том, что служащие силовых ведомств выявили очередного гражданина стран Азии, нелегально выращивающего под плёнкой томаты и огурцы где-нибудь в Волгоградской области, а после него на том месте осталась выжженная земля».

Тепличная отрасль является достаточно капиталоёмкой, поэтому, как подчёркивает Сердюкова, для добросовестных производителей закон об органической продукции, можно сказать, необходим. По её мнению, введение и широкое обсуждение закона в СМИ сформирует у конечного потребителя более позитивный взгляд на тепличные овощи.

«С другой стороны, — ​рассуждает эксперт, — ​достаточно сложно оценить, какие ещё возникнут трудности у тепличных хозяйств, кроме нашумевшей сертификации и внесения в реестр производителей органической продукции».

Тем временем Сергей Нестеров уверен, что негативного влияния на тепличное овощеводство закон не окажет. «С точки зрения развития отрасли он даёт возможность более узкой специализации предприятий. Кроме того, закон защищает конечного потребителя, который может быть уверен в соответствии продукции определённым стандартам», — ​объясняет он.

Директор «Долины Солнца» Янис Галаниди с позицией своих коллег не согласен. Он считает, что закон об органической продукции не отвечает интересам потребителей и производителей овощей в защищенном грунте. «Например, согласно закону, сам факт выращивания в минеральной вате уже является препятствием для классификации продукции как «органической». Хотя данный субстрат никак не влияет на растения, поскольку, по сути, он представляет собой производное камня — ​базальта. Напротив, выращивая в грунте, мы должны быть на 100 % уверены в том, что там отсутствуют вредные для человека бактерии, вирусы и другие патогены, а это трудновыполнимо без использования химикатов», — ​утверждает специалист.

По его словам, современные тепличные комбинаты полностью ушли от использования ядохимикатов, защищая растения биологическими методами. Кроме того, управлять уровнем нитратов в плодах можно значительно более эффективно, используя современные технологии. «На мой взгляд, именно в российских теплицах можно выращивать органические, экологически чистые и абсолютно безопасные овощи», — ​заключает Янис Галаниди.

Текст: Вероника Перова