Опубликовано 20.10 09:39

Как управлять пшеницей 🌾🌾

 

С 19 октября Минсельхоз России повысил ставку экспортной пошлины на пшеницу сразу на 52,3%, почти до трех тысяч рублей за тонну, на ячмень – на 52% до 2,48 тысячи, и слегка снизил их для кукурузы. Это очень серьезные изменения. Тема экспортных пошлин сегодня вообще ключевая для всего российского агропрома и особенно для Ростовской области и Краснодарского края, которые традиционно ориентированы на экспорт и где сосредоточено свыше 90% всех вывозных мощностей, портов и зерновых терминалов.

Аграрное сообщество России одним фронтом выступает за отмену, обнуление или хотя бы существенное снижение пошлин. За последние полтора года себестоимость сельхозпродукции в РФ выросла в полтора-два раза. Подорожали удобрения, агрохимия, сельхозтехника и запчасти, особенно импортные. Понемногу растет фискальная нагрузка – налоги и зарплаты никто не отменял. При этом с прошлого сезона очень сильно укрепился рубль, со 116 рублей за доллар США в середине марта до 60-62 на сегодняшний день. Мировая торговля идёт в долларах, а это значит, что сейчас наши аграрии за каждую тонну зерна получают в валюте примерно такую же сумму, что и раньше, но в переводе на рубли – ровно в два раза меньше, чем весной. Мировые цены на продовольствие держатся на относительно высоком уровне, но у российских аграриев большая часть даже этой оставшейся маржи съедается пошлиной.

Некоторые аграрии говорят в СМИ о падении рентабельности растениеводства чуть ли не до нуля. Я бы не стал так драматизировать, - не до нуля, конечно. Но ситуация тревожная. В прошлом году мы экспортировали зерна за рубеж на 11,44 миллиарда долларов США – это почти треть всей выручки от агроэкспорта. То есть зерно, пшеница – пока что по-прежнему наш главный экспортный товар, основной источник выручки АПК. Плюс еще почти 20 процентов выручки дала масложировая продукция, в основном это подсолнечник. То есть от того, как финансово чувствуют себя производители пшеницы и подсолнечника, во многом зависит состояние российского сельского хозяйства. И государству необходимо их поддержать.

Кстати, по масличным уже есть подвижки – на днях премьер Мишустин анонсировал резкое увеличение господдержки производителям масличных (сои, рапса, подсолнечника, льна и так далее). Опрос «Национального аграрного агентства» показал, что аграрии считают дополнительную помощь недостаточной. Но жаловаться - это обычная практика для наших фермеров. На деле все понимают, что помощь будет очень кстати.

А вот что будет по зерновым – пока неясно. Пошлины, на мой взгляд, действительно обескровливают агроэкономику. Дают ли при этом эти деньги какое-то существенное наполнение бюджета? Деньги идут, но концептуально ситуацию с доходами бюджета не меняют. Стоит ли игра свеч?

Я думаю, в ближайшие месяцы ситуация должна измениться. Федеральные власти если и не отменят пошлину полностью, то, наверное, пересмотрят формулу, по которой она рассчитывается.

Ситуацию усугубляет и рекордный урожай зерна. По официальным прогнозам, в этом году мы соберём более 145 миллионов тонн зерновых, том числе более 105 миллионов тонн пшеницы. Даже если учитывать фактор некоторых приписок в регионах, все равно получается беспрецедентный объем, который будет лежать в стране и существенно давить на цены. В такой ситуации государству можно было бы дать максимальный зеленый свет экспортерам, чтобы они смогли вывести столько, сколько смогут.

В любом случае, у нас есть серьезные структурные ограничения на вывоз, южные порты фактически не смогут перевалить за сезон больше 55 миллионов. При этом в стране останется порядка 100 миллионов тонн (это еще без учета переходящих запасов!), так что голод нашей стране точно не грозит. Осторожничать здесь нет никакого смысла. При этом обнуление пошлины оказало бы мощный стимулирующий эффект на российский агропром. Люди бы смогли вложить деньги в обновление парка сельхозтехники, в новые технологии, агрохимию и так далее. Экономический эффект мы бы увидели уже на следующий год.

На прошлой неделе Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств России обратилось к министру сельского хозяйства Дмитрию Патрушеву с другим предложением - провести интервенционные закупки зерна. Для формирования стратегического запаса в госрезерв на 2023-2024 годы фермеры предлагают провести дополнительные госзакупки 10 миллионов тонн зерна с условием хранения закупленного товара на складах продавцов – то есть сельхозпроизводителей. «Это поможет нивелировать дефицит мощностей элеваторов, будет способствовать стабилизации ситуации на зерновом рынке, поможет сохранить выращенный урожай и надежно обеспечить население отечественным продовольствием», - говорится в обращении.

На мой взгляд, интервенции могут быть хорошим механизмом, однако они нужны скорее для точечной, «ювелирной» подстройки рынка. Когда они включаются как постоянный механизм – это серьезное вмешательство в рыночное ценообразование. Купленное зерно никуда не выедет из страны и продолжит давить на цены. Аграрии будет нести затраты по хранению этого товара. И что с ним потом будет делать государство? Продавать залежалое зерно через год по более низким ценам себе в убыток? И кому продавать? А если в 2023 году снова будет большой урожай, не приведет ли такой «госрезерв» к еще большему ненужному профициту? Проблема хранения станет еще более острой. Как я сказал выше, продовольствия в стране буквально «выше крыши», никакой проблемы с обеспечением людей продовольствием нет.

Конечно, продавать на традиционные рынки сегодня сложновато – Запад ввел против России беспрецедентные санкции, их финансовые компании отказываются страховать наши суда и так далее. Но ведь, как говорили чиновники, перед нами открыт весь азиатский мир, почти четыре миллиарда человек, есть страны Африки и так далее. Рынки сбыта есть. Буквально на днях первый замгубернатора Ростовской области Виктор Гончаров сказал, что выручка региона от агроэкспорта в 2022 году даже вырастет относительно прошлого, рекордного года (было продано продукции на шесть миллиардов долларов, первое место по России). Так что нужно просто работать и налаживать новые торговые связи. Сидеть же на миллионах тонн урожая, как собака не сене, – это сегодня невыгодно никому.

Кстати

Для обывателя схема расчёта экспортных пошлин после выглядит сложной, хотя на самом деле все достаточно просто. Пошлины рассчитываются на основе базовых и индикативных цен и составляют 70 процентов от их разницы. Первые – это минимальные предельные рыночные цены на культуры. Они неизменны и составляют 15 тысяч рублей для пшеницы и 13,875 тысячи рублей. Эти группы цен определяются министерством самостоятельно. Вторые составляют среднее арифметическое от цен на неделе, предшествующей применению старых ставок.


Комментарии (0)